All Sources > Russian Regional Newspapers (UDB-REG) > Saratovskie vesti > 2007 > No. 143
First article   Previous article 9  of  17  Next article   Last article
  • Saratovskie vesti
  • 2007-09-27 SAV-No. 143
  • Size: 6.8 Kbytes.
  • Page:
  • Words: 956

На подступах к "Бородину"

Автор: Иван Кузнецов

МИХАИЛ ЛЕРМОНТОВ И ДЕНИС ДАВЫДОВ

ВСТРЕТИЛИСЬ В САРАТОВЕ, И ОБА

НАПИСАЛИ СТИХИ О БОРОДИНСКОМ СРАЖЕНИИ

Нечаянная встреча этих двоих великих соотечественников произошла на рубеже 1829 и 1830 годов в Саратове. Сюда Михаила Лермонтова, воспитанника Московского пансиона, привезла его бабушка Екатерина Алексеевна Арсеньева. Позднее он был благодарен ей: во время каникул в Саратове ему посчастливилось увидеть прославленных героев Отечественной войны 1812 года. Особенно взволновала его встреча с генералом и поэтом Денисом Давыдовым. Он называл своих боевых друзей суворовцами, а самого Суворова - творца многих побед, не знавшего поражений, он воспринимал как человека-легенду.

В своих "Военных записках" Денис Давыдов посвятил великому полководцу несколько восторженных страниц. Вспомнил, как впервые увидел своего кумира и как тот обратил внимание на восторженного паренька и даже спросил его:

- Любишь ли ты солдат, друг мой?

Смелый и пылкий подросток мгновенно ответил - громко, будто рапортовал:

- Я люблю графа Суворова. В нем все - и солдаты, и победы, и слава.

- О, помилуй Бог, какой удалой. Это будет военный человек, - заметил тогда легендарный полководец.

Такими же восторженными глазами смотрел на героя 1812-го года и юный Михаил Лермонтов. У Столыпиных тогда готовился пир. А Денис Давыдов собрал героев 1812 года в круг и рассказал им о своей встрече с Суворовым. После этого перевел разговор на войну с Наполеоном и даже прочитал сочиненную им элегию "Бородинское поле". Михаил Лермонтов был среди слушателей. В элегии есть строки, где упоминаются отважнейшие военачальники Багратион и Раевский. О. ринъ меня на бой,ты, опытный в боях,

Ты, голосом своим рождающий в полках

Погибели врагов предчувственные клики,

Вождь Гомерический, Багратион великий!

Простри мне длань свою,

Раевский, мой герой!

Ермолов! Я лечу- веди меня, я твой!

О, обреченный быть побед любимым сыном,

Покрой меня, покрой твоих Перунов дымом! ..

Пока звенели Давыдовские строки "Бородинского поля", никто не проронил ни слова, но когда поэт закончил чтение, раздались возгласы восхищения, похвалы. Михаил Лермонтов в этом хоре не выдал даже подголоска. Но был взволнован до слез. Он не отрывал взгляда от генерала, про чьи боевые подвиги ходили легенды. Он любовался им, отметил в нем неподдельную живость, искрометную веселость, остроумие. Под сильным впечатлением он покинул тогда зал двоюродного деда, которого звал дядей. Уединившись от "суворовцев", задумался и решил создать свое "Бородинское поле", вступив таким вот образом в диалог с поэтом-партизаном.


This is an article from EVXpress, a service of East View Information Services that allows you to search across more than 12 million journals and news publications for fee and immediately download full text using your credit card.
 
Price: $4.95
Delivery: immediate download or e-mail attachment
This content appears in EVXpress under license from the publisher. Inquiries regarding the content should be directed to the publisher directly.
 
Persistent URL: https://dlib.eastview.com/browse/doc/12693189

Product version:   4.50.99.DLIB.g7384