СИЯЮЩИЙ ПЕТУХ: СКАЗКА ПУШКИНА В СЕРЕБРЯНОМ ВЕКЕ

Автор: Михаил ПАЩЕНКО

Сто лет назад, 24 сентября (7 октября) 1909 года, в Москве труппа С. Зимина впервые давала "Золотого петушка" Н. Римского-Корсакова. Литературоведческое исследование пути русской оперы предопределено именем Пушкина, у кого, в основном, и черпали свои сюжеты наши композиторы, но не только им. Филологам совершенно незнакома такая крупная фигура Серебряного века, как Владимир Вельский, либреттист последних произведений Римского-Корсакова. В жизнь композитора он вошел в кризисные годы, когда утомленный художник-шестидесятник полагал исчерпанными все возможные темы для вдохновения. Результатом встречи с Вельским стали "Сказка о царе Салтане" (1899), "Сказание о невидимом граде Китеже" (1903 - 1905) и "Золотой петушок" (1906 - 1907), музыкально-драматические шедевры нового века и новая вершина творчества композитора.

Вельскому, видному страховому эксперту и поэту-любителю, суждено было стать автором эстетической концепции, завершившей "золотой", "пушкинский" век русской оперы. Роль "Китежа" в культуре, если и не изучена, в общих чертах как-то ясна. Последовавший вслед за ним "Зо-

page 228

лотой петушок" предлагает исследователям не менее важный музыкально-литературный узел, еще туже затянутый и пока не распутанный. В него вовлечена не только опера - в тот же период вдруг ширится и рецепция "Сказки" Пушкина в литературе. Одновременность темы и независимость литераторов друг от друга позволяют все же разглядеть, как оперный парафраз "Сказки" повлиял на культурную судьбу пушкинского оригинала1.

Пушкин плюс Вагнер

С очерками И. Лапшина о Римском-Корсакове (1911) комплексный культурно-философский взгляд на его творчество мог получить долговечный импульс, но после 1917 года спешно решалась другая задача: многослойно-подвижный эстетический идеализм классика адаптировался к ужесточенным ценностям нового времени с целью сохранить его наследие для советской сцены. Тем самым краеугольную для всей эпохи оперную проблематику вывели за скобки духовных исканий тех лет, так что и по сей день она интересна лишь музыковедам. Почему, например, сразу после эпически-мистериального "Китежа" Римский-Корсаков сочиняет потешный лубок, "Золотого петушка", и тем осознанно завершает свой грандиозный путь в искусстве? Ошарашивающий, в общем-то, факт понят пока с точки зрения дальнейшего развития и усложнения его композиторской ...

This is an article from EVXpress, a service of East View Information Services that allows you to search across more than 12 million journals and news publications for fee and immediately download full text using your credit card.
Price: $25.00
Delivery: immediate download or e-mail attachment
This content appears in EVXpress under license from the publisher. Inquiries regarding the content should be directed to the publisher directly.