В. П. Мякишев. Язык Литовского статута 1588 г.

Автор: Л. Ю. Астахина

В. П. Мякишев. Язык Литовского статута 1588 г. Krakow: Lexis, 2008. 717 S.

В русистике долгое время существовал термин "западнорусский язык". В 1925 г. акад. А. И. Соболевский, возглавив "Комиссию по собиранию материалов по древнерусскому языку", предлагал в качестве одного из направлений формирующейся картотеки (сейчас - Картотека ДРС) собирать материалы для составления словаря западнорусского языка - языка Польско-Литовской Руси по источникам XV-XVII вв. Материалы из подобных источников использовались в различных исследованиях по истории белорусского, украинского и польского языков (см. работы И. И. Лаппо, А. И. Соболевского, Е. Ф. Карского, И. И. Огиенко, А. И. Журавского, И. Франко, В. Витковского и др.), но понятие о западнорусском языке оставалось неопределенным. В рецензируемой книге В. Мякишева рассматриваются разнообразные определения этого понятия (с. 9-40). Автор же останавливается на термине "русская мова", помещаемом в кавычках, который наиболее удачно характеризует язык исследованного им памятника Литовского статута 1588 г. "Из всех многочисленных определений "западнорусского языка" предпочтение было отдано названиям, рожденным в его же недрах: "русская мова" (РМ) и "простая мова" (ПМ)", - пишет автор (с. 34). Отмечая тот факт, что оба эти понятия употреблялись недифференцированно, В. Мякишев далее утверждает, что это не были два самостоятельных языка: "При всех своих различиях "мовы" остаются в отношениях неразделимого единства, поскольку представляют одну языковую систему, базирующуюся на общей восточнославянской (белорусско-украинской) основе и несущую отчетливые приметы польскоязычного воздействия... ПМ в своем возникновении и развитии опирается на практику РМ, усваивает необходимые для себя ее "достижения", чтобы в совокупности составить единый язык тогдашней интеллигенции восточных земель Речи Посполитой" (с. 39). Термин "русская мова" возник в недрах этого языка: "...Первые фиксации РМ (в варианте рускии языкъ) применительно к канцелярскому языку княжества следует искать в письменных текстах 60-х гг. XVI в., во всяком случае раньше это понятие ни в грамотах, ни в актах, ни в законодательных постановлениях обнаружить не удалось. Утверждению и распространению нового определения могло способствовать его упоминание в документе государственной важности. Таким оказался Статут 1566 г." (с. 36). В исследовании языка Литовского статута, напечатанного в 1588 г., с полной обоснованностью исследователь применяет термин "русская мова", который помогает выявить специфику канцелярской речи того времени.

Перед нами предстает книжный язык Великого княжества Литовского, отраженный в драгоценном с юридической, административной и интеллектуальной точки зрения памятнике XVI века. Язык Статута 1588 г., над которым трудились замечательный стилист подканцлер Лев Сапега и канцлер Остафий Волович, вобрал в себя новые и старые формы, свою и иноязычную лексику, отразив многовекторное

page 141

This is an article from EVXpress, a service of East View Information Services that allows you to search across more than 12 million journals and news publications for fee and immediately download full text using your credit card.
Price: $25.00
Delivery: immediate download or e-mail attachment
This content appears in EVXpress under license from the publisher. Inquiries regarding the content should be directed to the publisher directly.