• "NOVAIA GAZETA - Ponedel'nik"
  • Date:09-28-98(NPO-No. 38)
  • Size:7.136Kb.
  • Words: 1007

театральный бинокль

Ленин и печь. Андрей Максимов. "ПАСТУХ". Театральная фантазия. Постановка Сергея Арцибашева



Андрей ЧЕРНОВ





В нашей спешке встретить третье по Р. Х. тысячелетие есть один очень тревожный мотив: ХХ век так всех "достал", что хочется поскорее хоть чуть-чуть пожить в светлом без кавычек будущем. Но будущее не начнется с чистого листа, если страница века нынешнего не будет нами прочитана и осознана.

Кто десять лет назад услышал академика Лихачева, когда тот сказал о необходимости национального покаяния? Никто.

"Дедушку не трогаем!" - приговаривал на редколлегиях перестроечного "Огонька" наш главный редактор. Ну и не трогали. И только "синие кони" века все дальше и дальше скакали по красной от крови траве. Уходя от сталинщины, страна вынуждена была жить "по ленинским заветам"? Что вчера казалось "рано", уже послезавтра оказалось "поздно": распад державы, "черный квадрат" на Белом доме, новая Конституция, написанная под свердловского партаппаратчика, чеченская война - все отвлекало от осмысления почившей,

но не похороненной эпохи.

И потребовалось десятилетие, чтобы нам не мистическим, а сценическим языком в "Театре на Покровке" высказали недослышанное.



Вихри враждебные

Жанр пьесы, определенный драматургом Андреем Максимовым как "театральная фантазия", - на самом деле мистерия, а еще точнее - антимистерия. Начинается спектакль, впрочем, вполне фарсово.

За сценой звучит душераздирающий крик, и в черную комнату с кровавым ножом входит Владимир Ильич. Озирая зал, он произносит:

- Неужели все кончилось?

И вдруг замечает, что наследил: подошвы штиблет тоже оказались в чем-то липком и красном. Через минуту мы узнаем, что Ильич зарезал не человека (но крик-то был человеческий!), а привезенного "грузинскими товарищами" барашка. И "все кончилось" - это про красное вино.

Впрочем, со словами "Черт меня возьми!" одну бутылку Ильич все-таки найдет.

Роковое это его восклицание и призовет в убогую комнатенку Незнакомку, Черную деву (ее играет Нина Красильникова).

Сначала будущему вождю кажется она покойной его матерью, после - Наденькой Крупской (неофициальная партийная кличка Минога), многодетной эротоманкой Инессой Арманд, голубоглазой и длинноногой блондинкой Леной, отвергшей Володю Ульянова еще в гимназии, наконец, смазливой марксисткой из партийного кружка.

This is an article from EVXpress, a service of East View Information Services that allows you to search across more than 12 million journals and news publications for fee and immediately download full text using your credit card.
Price: $19.00
Delivery: immediate download or e-mail attachment
This content appears in EVXpress under license from the publisher. Inquiries regarding the content should be directed to the publisher directly.