Шаг вперед, взгляд назад

Автор: ЕГОР МОСКВИТИН

Егор Москвитин представляет главные премьеры и события фестиваля «Кинотавр»

Каждый «Кинотавр» — рентгеновский снимок российского кино, на котором видно, что за год треснуло, что срослось, а что так и останется патологией навсегда. «Огонек» рассказывает, чего ждать от стартовавшего в Сочи кинофестиваля

Прошлый год, крещенный «Викингом» и завершившийся «Движением вверх», был для российского кино особенным, может быть, самым удачным со времен СССР. Отечественные фильмы — где-то правдами, где-то неправдами — отвоевали у иностранцев четверть всего национального проката. Их доля выросла в полтора раза — с 17 до 24 процентов. Всего же российские фильмы собрали 13 млрд рублей — в 50 раз меньше, чем зарабатывает на американской почве Голливуд, но все же. Однако в этом году рекорд наверняка будет превзойден: по подсчетам президента «Кинотавра» Александра Роднянского, только «Движение вверх» и «Лед» за два зимних месяца заработали 4,5 млрд рублей. Тем временем наша анимация штурмует азиатские рынки, а сериалы пробиваются на Netflix — главную телевитрину планеты.

Успешно оказалось и авторское кино. «Нелюбовь» Андрея Звягинцева добилась призов на Каннском и Лондонском фестивалях, признания нескольких ассоциаций кинокритиков США и премии «Сезар». Александр Яценко из «Аритмии» Бориса Хлебникова был назван актером года в австралийском Брисбене, чешских Карловых Варах и городе ветров — Чикаго. И, что гораздо важнее, награды по всему миру получали именно дебютанты из России. Упрямые якутские продюсеры фильма «Костер на ветру» Дмитрия Давыдова, отвергнутого некоторыми российскими фестивалями, увезли дипломы из южнокорейского Пусана и канадского Торонто. А одиссея кабардино-балкарской «Тесноты», начатая в Канне, продолженная на «Кинотавре» и завершенная в американском Теллурайде, и вовсе главная история успеха прошлого года.

Ключевой вопрос сегодня: как «Кинотавр-2018» ответит на эти вызовы, идущие изнутри и снаружи? Ведь отборщики сочинского фестиваля всегда могли рассказать самое важное о российском кино не только зрителям, но и самим кинематографистам. Пять лет назад основной конкурс «Кинотавра» озадачился вопросом о том, где искать волю к жизни. В 2015 году «Кинотавр» продолжил присматриваться к молодым героям. А 2017 год стал призывом посмотреть по сторонам: в конкурс попали снятые на грузинском языке «Заложники» и кабардино-балкарская «Теснота». Еще тот судьбоносный год ...

This is an article from EVXpress, a service of East View Information Services that allows you to search across more than 12 million journals and news publications for fee and immediately download full text using your credit card.
Price: $19.00
Delivery: immediate download or e-mail attachment
This content appears in EVXpress under license from the publisher. Inquiries regarding the content should be directed to the publisher directly.